ПРИЛОЖЕНИЕ 2

ВОЗОБНОВЛЯЕМЫЕ ИСТОЧНИКИ ЭНЕРГИИ В ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ РОССИИ

А. С. Беляков
Депутат Государственной Думы

На современном этапе развития цивилизации экономический рост в любой стране самым тесным образом связан с функционированием топливно-энергетического комплекса. При этом наиболее конкурентоспособными являются те страны, где энергетические ресурсы используются в максимальном объеме и с высокой степенью эффективности. Экономика России базируется на невозобновляемых углеводородных топливно-энергетических ресурсах, причем, в большей степени, чем в большинстве промышленно развитых стран мира (табл.1).

Таблица 1
Соотношение невозобновляемых и возобновляемых
источников энергии в топливно-энергетических балансах России
и некоторых зарубежных стран (2000 год), %
Страны Традиционные
углеводородные ресурсы
Ядерное
топливо
Возобновляемые
источники энергии (*)
Всего Газ Всего Гидроэнергия
Германия 83,6 21,2 13,0 3,4 0,6
Дания 88,7 22,9 0,0 11,3 0,0
Канада 76,0 29,4 7,5 16,5 12,1
Норвегия 50,4 13,3 0,0 49,6 44,7
Россия 91,0 51,8 5,6 3,4 2,3
США 85,9 23,7 9,1 5,0 0,9
Финляндия 56,9 10,6 18,2 24,9 3,9
Франция 52,3 13,4 41,1 6,6 2,2
Швеция 35,3 1,5 31,7 33,0 14,4
МИР 79,8 20,8 6,7 13,5 2,2
(*) - без учета торфа. Торф учитывается в традиционных углеводородных ресурсах.

В настоящее время в национальном энергетическом балансе удельный вес нефти, природного газа и угля суммарно составляет более 90 %, причем, в последнее десятилетие наблюдается опережающее увеличение доли одного источника - и природного газа. По данным Международного энергетического агентства, в 1992-2000 гг. доля природного газа в топливно-энергетическом балансе России возросла с 40 до 52 %.

Из таблицы 1 следует, что удельный вес природного газа в энергобалансе России примерно в 2-5 раз выше, чем в большинстве индустриальных стран. В принципе это позитивный факт, поскольку и с экономической, и с экологической точек зрения сжигание газа более эффективно, по сравнению с энергетическим использованием нефти и угля. В то же время заметное возрастание роли природного газа происходит в основном за счет искусственно заниженных внутренних цен (табл. 2).

Таблица 2
Динамика соотношений цен производителей на энергетические ресурсы
с ценой газа в России (цена газа принята за единицу)
Энергетические ресурсы 1999 2000 2001 2002
Газ естественный ( 103 куб.м) 1,0 1,0 1,0 1,0
Сырая нефть (1 т) 17,2 17,5 10,4 10,3
Мазут топочный (1 т) 21,5 25,5 9,8 11,2
Топливо дизельное (1 т) 58,2 59,1 33,1 26,1
Уголь энергетический каменный (1 т) 2,9 2,9 2,0 1,6

Так, в конце 2002 года цены производителей естественного газа были примерно в 10,3 раза ниже соответствующих цен на сырую нефть и в 1,6 раза ниже цен на энергетический каменный уголь. Низкие цены не способствуют эффективному использованию газа и формируют диспропорции в структуре его потребления.

По данным на 2000 год на производство химической, нефтехимической и другой ценной нетопливной продукции использовалось лишь около 5 % естественного газа. Основная часть газа идет на преобразование в другие виды энергии (то есть сжигается для получения электрической и тепловой энергии), и это создает препятствие для широкого использования альтернативных энергоносителей.

Разведанные запасы традиционных углеводородных ресурсов в России пока позволяют обеспечивать текущие потребности национальной экономики и получать существенные доходы от экспорта энергоносителей. В то же время с каждым годом наблюдается ухудшение горно-геологических условий добычи горючих полезных ископаемых. С начала 90-х годов прошлого века восполнение запасов углеводородных ресурсов отстает от темпов роста их добычи. Например, в 1994-2000 гг. отношение суммарного объема добычи к суммарному приросту запасов составило по нефти - 1,31 и по газу - 2,1.

В перспективе будут постоянно возрастать требования к защите окружающей среды при сжигании традиционных углеводородных ресурсов. Ситуация в данной сфере на общем мировом фоне остается неблагоприятной. Например, удельные выбросы двуокиси углерода в расчете на единицу валового внутреннего продукта (ВВП) в России в 2,4 раза выше среднемирового уровня. Показатель выбросов CO2 в расчете на единицу потребленной энергии сопоставим с промышленно развитыми странами, однако это объясняется не широким внедрением экологически чистых технологий, а, главным образом, уже упомянутым выше фактором - более высокой долей природного газа в энергобалансе.

На этом фоне весьма низкой остается эффективность использования топливно-энергетических ресурсов практически во всех отраслях национальной экономики.

Формально в 1992-2001 гг. энергоемкость ВВП России снизилась на 8 % (табл. 3).

Снижение энергоемкости российской экономики в отличие от ведущих промышленно развитых стран не являлось следствием комплексного проведения энергосберегающих мероприятий. В данном случае сыграли свою роль факторы, связанные со спадом производства, глобальным потеплением климата, повышением доли природного газа в энергетическом балансе и изменением структуры производства ВВП в сторону увеличения доли производства услуг. Производство услуг обычно менее энергоемко по сравнению с производством товаров. В 1991 году на единицу стоимости произведенных товаров приходилось 0,61 единицы стоимости услуг, в 1995 году - 1,23 и в 2001 году - 1,27.

Таблица 3
Изменение энергоемкости валового внутреннего продукта в России
и некоторых ведущих индустриальных странах мира (1992-2001 гг.), %
Страна Изменение потребления
первичных источников
энергии (*)
Изменение
энергоемкости ВВП
Россия -22 -8
Великобритания 4 -18
Германия 0 -13
США 13 -15
Франция 10 -8
Япония 13 5
(*) - учитываются только коммерческие энергоносители
(газ, нефть, уголь, гидроэнергия, ядерная энергия)

Несмотря на снижение энергоемкости, ее уровень в России остается значительно более высоким по сравнению с индустриальными странами (табл. 4).

Если разрыв в уровне энергоемкости ВВП будет сохраняться, то это несомненно окажет негативное воздействие на конкурентоспособность российских товаров на мировом рынке, что особенно актуально в свете предстоящего вступления нашей страны во Всемирную Торговую Организацию.

Таблица 4
Эффективность использования энергии в России
и промышленно развитых странах (2000 год)
Страны Потребление энергии
на душу населения,
т у.т
Энергоемкость ВВП,
т у.т./1000 дол (*)
Потребление
электроэнергии
на душу населения,
кВт•ч
Электроемкость ВВП,
кВт•ч/1000 дол (*)
Россия 6,0 0,79 5236 686
Страны "большой семерки"
Великобритания 5,6 0,26 5996 284
Германия 5,9 0,26 6684 288
Италия 4,2 0,20 5228 238
Канада 11,7 0,44 16968 638
США 11,9 0,37 13843 424
Франция 6,1 0,27 7302 325
Япония 5,9 0,24 8331 336
Страны Северной Европы
Дания 5,2 0,20 6484 252
Норвегия 8,2 0,31 25182 958
Финляндия 9,2 0,39 15285 642
Швеция 7,6 0,33 15659 682
МИР 2,4 0,34 2343 338
(*) - ВВП рассчитан в долларах 1995 года с учетом паритета покупательной способности.

Уже в ближайшей перспективе все большую часть прироста национальных потребностей России в топливе и энергии необходимо будет обеспечивать за счет мероприятий по энергосбережению. В федеральной целевой программе "Энергоэффективная экономика" на 2002-2005 годы и на перспективу до 2010 года и в основных положениях Энергетической стратегии России до 2020 года энергосбережение предполагается в основном осуществлять за счет организационных и технологических мероприятий, направленных на более эффективное использование традиционных видов топливно-энергетических ресурсов.

Следует, однако, подчеркнуть, что энергосбережение - это не только внедрение технологий, позволяющих увеличить эффективность использования традиционных энергоносителей, но также и диверсификация энергобаланса за счет использования альтернативных источников энергии. К сожалению, последнему аспекту в стратегии энергосбережения уделяется недостаточно внимания.

В стратегическом плане среди альтернативных источников энергии наиболее важную роль будут играть возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Среди них особый интерес представляют нетрадиционные возобновляемые источники энергии (НВИЭ): энергия солнца, ветра, тепла земли, малых рек, океана, биомассы и торфа.

Термин НВИЭ достаточно спорный, поскольку до сих пор нет полного согласия как по поводу "возобновляемости", так и относительно "новизны" перечисленных выше источников энергии. Следует, однако, подчеркнуть, что в настоящее время приставка "нетрадиционные" имеет двойное значение. Она указывает не только и не столько на "новизну" энергоносителя в коммерческом плане, но, в первую очередь, предполагает прогрессивные направления его использования. Например, в большинстве стран мира (особенно это относится к развивающимся странам и некоторым странам с переходным типом экономики) биомасса (древесина, древесные и сельскохозяйственные отходы) сжигается весьма примитивным способом и с низким коэффициентом полезного действия. Прогрессивное направление использования биомассы (то же относится и к торфу) - трансформация ее в энергоносители с более высоким энергосодержанием (биогаз, топливные спирты, биодизельное топливо, топливные брикеты) и лучшими экологическими характеристиками.

Эффективное использование всех без исключения видов НВИЭ невозможно без применения наукоемких и нестандартных технологий, поэтому этот процесс следует относить к фактору научно-технического прогресса.

Использование НВИЭ полностью вписывается в признанную Россией концепцию устойчивого развития, которое, по определению, должно обеспечивать сбалансированное решение задач социально-экономического развития и сохранения благоприятного состояния окружающей среды и природно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения жизненных потребностей нынешнего и будущего поколений.

По различным оценкам в настоящее время доля НВИЭ (даже с учетом дров и торфа) в энергобалансе России составляет от 0,8 % до 1,5 %, и в этом отношении Россия заметно отстает от индустриальных стран. Так, в 2000 году в энергобалансе стран ОЭСР сопоставимая с Россией доля НВИЭ составляла 4,1 %, в том числе: в США - 4,1 %, Канаде - 4,4 %, Франции - 4,4 % , Финляндии - 21,0 %, Швеции - 18,6 % , Дании - 11,3 %.

Существующие объемы производства энергии на базе НВИЭ не соответствуют реальным потребностям различных отраслей экономики во многих регионах России. В то же время имеются объективные ресурсные, социально-экономические и экологические предпосылки для широкомасштабного использования торфа, биомассы, энергии ветра и других видов НВИЭ.

В настоящее время с экономической точки зрения наиболее удобно использовать торф, добыча которого осуществляется дешевым открытым способом. Торф, безусловно, относится к возобновляемым природным ресурсам, хотя скорость возобновления невелика. Обычно скорость накопления торфа находится в пределах 0,5-1,0 мм/год, хотя на отдельных заболоченных территориях (например, Юганский заповедник в Западной Сибири) достигает уровня 5-7 мм/год. В масштабе России валовой ежегодный прирост торфа на болотах достигает внушительной величины - 252 млн. т (в 50 раз выше уровня годовой добычи).

Россия обладает крупнейшими в мире запасами торфа, причем на ее долю приходится 47 % от всех мировых запасов торфяного сырья. В то же время по производству и потреблению топливного торфа Россия занимает только третье место после Финляндии и Ирландии.

По данным энергетической статистики ООН на 1997 год доля топливного торфа в энергобалансе России составляла всего 0,2 % и по этому показателю страна делила 5-6 место с Украиной (табл. 5).

Таблица 5
Сопоставимые показатели потребления энергетического торфа
в ведущих торфодобывающих странах мира (1997 год)
Страна Потребление,
млн. т
Доля в национальном
энергобалансе, %
Доля в мировом
потреблении торфа, %
Финляндия 8,1 11,0 37,4
Ирландия 4,8 15,3 22,2
Россия 3,2 0 ,2 14,9
Белоруссия 2,7 4,1 12,3
Швеция 0,9 0,7 4,0
Украина 0,8 0,2 3,5

Между тем, в конце 20-х годов прошлого столетия удельный вес торфа в топливно-энергетическом балансе России превышал 40 %, и с тех пор в стране накоплен значительный научно-практический опыт как в сфере добычи, так и в сфере переработки торфа.

В ближайшие годы резко увеличить добычу торфа в России (до 19-20 млн. т/год) можно за счет эксплуатации уже разрабатываемых месторождений, расположенных в 30 регионах.

При соответствующем уровне потребления можно заместить примерно 7 % объема потребляемого в настоящее время угля.

Разумеется, в наиболее перспективных торфодобывающих регионах степень замещения будет существенно выше. Например, в Ленинградской, Тверской и Тюменской областях за счет торфа можно уже сейчас полностью покрыть весь объем потребляемого в данных регионах угля (табл. 6).

Таблица 6
Энергетический потенциал торфа и возможные объемы
замещения угля в некоторых регионах России
Области Российской Федерации Объем возможной добычи, млн. т у.т. /год Срок истощения запасов, лет (*) Теоретическая доля замещения потребляемого угля, % (**)
Ленинградская 1,6 61 553
Вологодская 1,3 196 21
Тверская 1,2 97 622
Кировская 0,7 169 49
Московская 0,7 81 41
Тюменская 0,6 151 173
Свердловская 0,5 181 4
Россия 10,7 159 7
(*) - объем возможной добычи/запасы на разрабатываемых месторождениях;
(**) - объем возможной добычи к объему потребляемого угля; объем потребляемого угля по областям - за 1999 год, по стране в целом - 2001 год.

Валовой энергетический потенциал остальных видов НВИЭ на три порядка превышает современный уровень потребления энергии в национальной экономике России (табл. 7).

С учетом технических и экономических ограничений реально можно освоить около 0,3 млрд. т у.т. / год, из которых 80 % приходится на геотермальную энергию, энергию малых рек и различные виды биомассы. На сегодняшний день экономический потенциал НВИЭ (без учета торфа) составляет почти 1/3 от суммарного потребления нефти, природного газа и угля в стране. В перспективе, по мере научно-технического прогресса, он будет возрастать, будет меняться видовая структура НВИЭ, в то время как благоприятные для экономического освоения запасы традиционного углеводородного сырья будут только снижаться.

Таблица 7
Энергетический потенциал нетрадиционных
возобновляемых источников энергии в России, млн. т у.т.
Виды НВИЭ Валовой
потенциал
Технический
потенциал
Экономический
потенциал
Малая гидроэнергетика 360 125 65
Геотермальная энергия (*) (*) 115 (**)
Энергия биомассы 10х103 53 35
Энергия ветра 26х103 2000 10
Солнечная энергия 2,3х106 2300 12,5
Низкопотенциальное тепло(***) 525 105 31,5
Всего по НВИЭ 2,3х106 4583 269
(*) - по приближенной оценке ресурсы геотермальной энергии в верхней толще
глубиной до 3 км составляют около 180х106 млн. т у.т., а пригодные
для использования - примерно 20х106 млн. т у.т;
(**) - в качестве экономического потенциала взята оценка запасов
первоочередного освоения геотермальных вод и парогидротерм
с использованием геоциркулярной технологии;
(***) - низкопотенциальная энергия земли, воздуха и воды,
промышленных и бытовых стоков.

По территории России отдельные виды НВИЭ распределяются неравномерно, однако они очень часто дополняют друг друга и, что самое главное, уже на сегодняшний день способны заместить значительную часть традиционного топлива в наиболее энергодефицитных регионах. Например, экономический потенциал НВИЭ Дальневосточного региона примерно в 1,5 раза выше суммарного потребления традиционного углеводородного топлива (табл. 8).

Кроме того, многие виды НВИЭ (торф и биомасса, ветровая и солнечная энергия) хорошо подходят для комбинированного использования как совместного (например, солнечно-ветровая энергетика, совместное сжигание торфа и биомассы), так и с использованием традиционных энергоносителей (например, ветро-дизельные энергоустановки).

Россия имеет многолетний опыт в области научных исследований и практического освоения различных видов НВИЭ. В настоящее время в стране действуют несколько десятков предприятий, производящих оборудование для использования НВИЭ. В то же время фактические объемы производства этого оборудования существенно ниже реальных потребностей в нем.

Таблица 8
Распределение экономического потенциала ресурсов НВИЭ
по регионам России и возможные объемы замещения
традиционного углеводородного топлива
Экономические районы НВИЭ (*) Возможный объем замещения
традиционного углеводородного
топлива, % (**)
Млн. т
у.т. /год
%
Северный 3,3 2 9
Северо-Западный 4,9 3 16
Центральный 6,9 4 6
Центрально-Черноземный 2,5 1 8
Волго-Вятский 2,8 1 7
Поволжский 6,6 4 7
Северо-Кавказский 40,2 23 74
Уральский 7,4 4 5
Западно-Сибирский 43,0 24 29
Восточно-Сибирский 8,2 5 18
Дальневосточный 50,5 29 145
(*) - учитывается геотермальная энергия, энергия биомассы,
ветра и солнца, исходя из уровня освоенности общего их
экономического потенциала - 176,3 млн. т у.т./год;
(** )- суммарное потребление нефтепродуктов, газа и угля
на уровне 1999 года.

Между тем, как показывает опыт зарубежных стран, развитие производства нетрадиционных энергетических установок - важный социально-экономический фактор.

Во-первых, стимулируется увеличение занятости населения, причем, как показывают расчеты, более существенное (в 2-5 раз в расчете на единицу произведенной электроэнергии), чем при создании новых энергетических комплексов на традиционных источниках энергии.

Во-вторых, разработка технологий освоения НВИЭ весьма эффективно интегрируется в процесс конверсии предприятий военно-промышленного комплекса.

С экологической точки зрения, использование НВИЭ безусловно предпочтительнее прямого сжигания традиционных углеводородных ресурсов (табл. 9).

Таблица 9
Сопоставительные эколого-экономические показатели
энергетического производства
Показатели Угольные ЭС(*) Газо-
мазутные ЭС
ГЭС АЭС Нетрадиционная энергетика
Солнеч-
ная
Ветро-
вая
Гео-
термаль-
ная(**)
Био-
масса
Выбросы в атмосферу 100 10-60 - - - - <5 15-40
Потребление свежей воды 100 58-63 - 150-175 - - - 33-50
Сброс загрязненных вод 100 40 - <100 4 2 20 40
Твердые нелетучие отходы 100 <1 - <1 - - - <1
Удельная потребность в затратах на охрану природы 100 14-50 1-2 250-571 - <1 <1 13-21
Увеличение себестоимости под влиянием природоохранных затрат 100 40-83 3-5 75-13 - 3-5 5-10 15-33
(*) - показатели по угольным электростанциям условно приняты за 100 единиц;
(**) - на парогидротермальных источниках с низкой минерализацией.

Особенно это относится к ветровой, солнечной энергетике и малой гидроэнергетике, не имеющих топливной составляющей в традиционном понимании. Широкомасштабное использование данных видов НВИЭ позволит резко снизить удельные выбросы парниковых газов и других атмосферных загрязнителей. Что же касается торфа, биомассы, парогидротермальных источников с повышенной минерализацией, то здесь имеют место определенные экологические проблемы, однако они по всем параметрам заметно менее серьезные по сравнению с энергетическим использованием твердого топлива и мазута. Например, торф, хотя и относится к низкосортному виду топлива, в то же время содержит небольшое количество серы (обычно менее 0,3 % в расчете на горючую массу) и характеризуется высокой полнотой сгорания (образуется небольшой объем зольного остатка).

Экологическая эффективность нетрадиционного низкосортного топлива и минерализованной термальной воды существенно повышается за счет комплексного использования всей массы используемого энергоносителя (в том числе, параллельного производства удобрений, извлечения редких металлов, соды, йода, серы).

Экологическая составляющая - весьма важный фактор конкурентоспособности НВИЭ. Так, если учитывать полные затраты на природоохранные мероприятия на стадиях добычи, переработки и сжигания традиционного топлива, конкурентоспособность НВИЭ заметно возрастет.

В соответствии с оценками экспертов, а также различными сценариями Энергетической стратегии России на период до 2020 года, удельный вес НВИЭ (включая торф) в структуре внутреннего потребления всех первичных источников энергии к 2020 году составит от 1,7 % до 4,2 %. При существующем уровне государственной поддержки нетрадиционной энергетики и прогнозах финансирования освоения НВИЭ, заложенных в федеральной целевой программе "Энергоэффективная экономика" на 2002-2005 годы и на перспективу до 2010 года, в лучшем случае может быть реализован наименее оптимистичный сценарий. Это совершенно не способствует устойчивому развитию России и только усугубляет отставание нашей страны от ведущих индустриальных стран. Оптимистические сценарии относительно возможного вклада НВИЭ в мировой энергетический баланс в 2020 году показывают уровень в 8-12 %. Согласно Белой Книге ЕС в период 1995-2010 гг. доля НВИЭ в общем производстве электроэнергии Европейского Союза возрастет с 3 до 13 %, при абсолютном росте производства нетрадиционной электроэнергии с 67 до 375 ТВт.ч./год.

Нетрадиционные возобновляемые источники энергии необходимо рассматривать как стратегический ресурс нашего государства. Учитывая их разнообразие и специфические особенности, данные энергоресурсы должны иметь самостоятельную нишу в перспективной национальной энергетической политике. Надо ставить более амбициозные задачи по перспективному освоению НВИЭ. К 2020 году их доля в национальном энергобалансе должна составить как минимум 6-7 %.

Опыт ведущих индустриальных стран, а также стран с переходным типом экономики (Бразилия, Индия, Китай) показывает, что использование НВИЭ на промышленном уровне, по крайней мере, на первом этапе, невозможно без государственной поддержки, причем как со стороны законодательной, так и исполнительной ветвей власти.

Учитывая важность НВИЭ как стратегического энергосберегающего фактора, а также экологические и социальные преимущества по сравнению с использованием традиционных энергоносителей, необходимо разработать и принять отдельный федеральный закон "О нетрадиционных возобновляемых источниках энергии". При этом за основу целесообразно взять концепцию проекта Федерального закона Российской Федерации "О возобновляемых источниках энергии", разработанную группой ученых под эгидой Управления научно-технического прогресса Министерства энергетики Российской Федерации.

В законе должны быть четко прописаны и разграничены полномочия между федеральными, региональными и муниципальными органами власти на управление НВИЭ (включая торф) и определены права собственности на различные виды соответствующих энергетических ресурсов. Положения нового закона необходимо привести в соответствие с Федеральным законом "Об энергосбережении", с законодательством в области природопользования и охраны окружающей среды, а также с налоговым законодательством.

В Бюджетный кодекс, в статью, относящуюся к расходам, совместно финансируемым из бюджетов различных уровней целесообразно внести новые положения: "государственная поддержка нетрадиционной энергетики" и "фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу в сфере освоения нетрадиционных возобновляемых источников энергии".

В Налоговый кодекс (раздел "Специальные налоговые режимы") необходимо включить специальную главу "Система налогообложения для производителей и потребителей нетрадиционных возобновляемых источников энергии".

Правительству Российской Федерации необходимо предусмотреть в проекте федерального бюджета на 2004 год финансирование фундаментальных научных исследований по оценке валового, технического и экономического потенциала НВИЭ и реальную возможность замещения ими традиционного котельно-печного и моторного топлива в различных регионах на перспективу до 2020 года.

В соответствии с федеральной целевой программой "Энергоэффективная экономика" на 2002-2005 годы и на перспективу до 2010 года подавляющую часть финансирования мероприятий по обеспечению регионов нетрадиционными возобновляемыми источниками энергии и местными видами топлива предполагается осуществлять за счет внебюджетных источников. С учетом этого обстоятельства уже сейчас необходимо создавать благоприятные условия для торфодобывающих предприятий, производителей нетрадиционного энергетического оборудования и владельцев установок, использующих НВИЭ. Целесообразно применять разнообразные формы поддержки: прямые субсидии (на первом этапе освоения); налоговые преференции инвестиционной и инновационной направленности на федеральном и субфедеральном уровнях; льготное кредитование владельцев нетрадиционных энергоустановок; применение принципа лизинга для желающих приобрести нетрадиционные энергетические установки; приоритетное использование электроэнергии и синтетических видов топлива (биогаз, топливные спирты, биодизельное топливо).

Долю бюджетного финансирования в поддержке развития нетрадиционной энергетики необходимо увеличить, для чего следует разработать схему целевой рециркуляции части налогов и пошлин, собираемых в сфере природопользования, традиционной энергетики и при экспортных операциях с углеводородными ресурсами.

Освоение НВИЭ - весьма наукоемкий процесс, поэтому следует создать единый центр, координирующий научно-исследовательскую деятельность в сфере освоения нетрадиционных возобновляемых источников энергии.

Увеличение производства установок, использующих НВИЭ, потенциально способно заметно расширить экспортные возможности России, особенно в страны ближнего зарубежья и в развивающиеся страны. Однако для реализации этих возможностей уже в ближайшее время необходимо провести международную сертификацию производимого нетрадиционного энергетического оборудования.

Далее
Up