Сеть рек Северо-запада России
 
Сеть рек Северо-запада России
 
 
 

Ладога и мусор

Кто не знает, что лучший отдых - путешествие. Как ни душно в большом или маленьком городе жилось тебе целый год, одна неделя с природой тет-а-тет поднимет из руин уставшую психику. Слава Мите Парамонову! С него началась моя дружба с водоёмами. Несколько лет подряд мы сплавлялись по рекам Новгородской области. Вода спешит к далёким озёрам, и ты роднишься с ней, поскольку вам очень даже по пути. Она вниз… по течению… и ты туда же. Однажды Митя предложил отправиться на Ладогу. Так и состоялись наши два путешествия в 2002 (Приозерск - Сортавала) и 2003 (Приозерск - Лахденпохья). Река привела нас к тому самому озеру, к которому спешили. Ладога!

Вообще-то, Ладогой это озеро стали называть по имени древнего города на берегу Волхова. А до того, в далёкие времена новгородской вольности озеро звали Нево, а река Нева считалась проливом, т.к. при длине в 72 км была гораздо шире, чем сейчас. Сказать нечего, плавание совсем другого масштаба. Теперь мы, смеясь, припоминали, как в былые времена на Мсте, на Ловати в панике загребали и табанили, чтобы успеть встать носом к волне… от моторной лодки. Такая волна в Ладожских терминах не что иное, как штиль, и волной-то её никто не додумается назвать.

Оба маршрута начинались на берегу озера Вуокса, что примыкает одним боком прямо к железной дорогое в г.Приозёрске. "Причал" известный и сотни байдарочников каждый год отправляются отсюда в "рейс". Местные жители тоже широко используют водный транспорт для рыбалки и отдыха на ближайших берегах/островах. Речка Тихая приводит лодки путешественников в несравненной красоты края. Капитаны, встреченные на Тихой, с удовольствием сообщают о погоде над озером. У Ладоги своя "штормовая шкала" и своя, уникальная по форме и хлёсткости волна. Это становится понятным после первых метров. Перед нами ещё острова и они гасят напор вольной воды, но даже тут озеро говорит с лодкой по-взрослому. А воображение уже пишет акварельные сюжеты с деревянными ладьями. Смолёные тела хрустят всякое на свой лад, и вышибают из бушующей пучины пенные струи.

А теперь, на заре нового века всё не так: борта алюминиевые или стальные, и с капитанских мостиков волны уже не кажутся такими непобедимыми как когда-то. Мы изменились - осмелели, надеясь на моторы, рации, спасжилеты и часто лезем на рожон, просто для того чтобы встряхнуться. Меняются люди - меняется Земля. Чем стала сегодня Ладога для тех, кто считает себя её матросом или рыбаком? Для того, кто живёт рядом с ней, живёт ей? Кем стали мы для неё? Грустный просится ответ. Гоню грусть и надеюсь, что всё не так плохо и, конечно же, поправимо.

Итак: озеро Вуокса - речка Тихая - Ладожсоке озеро. Прямо по курсу остров Бурнев. За ним открытое море. Из Тихой забираем вправо и в километре от устья выходим на берег. Видно провинция отстаёт от столичных стандартов, потому как в наших краях такую помойку нужно искать специально. Упаковки всех видов от всего на свете, стекло, брошенное тряпье, железяки, конструкции и т.п., слово одно - свалка. Мусор повсюду: заброшенный в заросли, затолканный между камней, просто раскиданный по поляне, по лесу.

Берега эти давно освоены дачниками, усыпаны рыбаками, прогреты моторами машин, что по выходным особенно многочисленны. Это зона отдыха. Представляю себе как местные пеняют на заезжих, а последние на местных. Но что с того? Если здравым умом подумать-то: где это видано, чтобы человек из "каменных джунглей" ездил по выходным отдыхать на свалку: подремать на куче битого стекла, послушать, как плещутся в камышах пивные банки, понюхать что-нибудь этакое, изысканное "от мусорной кучи"…

Идём далее. Тут же приозерская сточная труба стеснительно погрузила в воду озера свой нос. Рядом с ней мы застали группу людей в белых халатах с трактором и лодкой на прицепе. Они хотели что-то замерять, но штормовая погода не позволяла. Мы поспрашивали их о том да о сём, и одна из женщин предупредила нас, что ловить рыбу, а тем более употреблять воду в радиусе примерно километра не стоит. Но повсюду полно рыбаков. С берега и с лодок ловят до самой ночи.

Большинство маршрутов вёсельного транспорта пролегает между островов, петляя в Ладожских шхерах. Нас привлекал водный простор, но, отдавая дань мощи ладожской волны, мы старались не забываться, прижимаясь, порой поближе к берегу. И хоть места эти более безлюдные, чем берега шхер, пейзаж и здесь порой открывался печальный. Почти каждый остров, где нам доводилось ночевать, нёс на себе следы пожара. Без сомнений, человеческой рукой было сделано это и вряд ли по случайности. Порой попадались острова, целиком, покрытые сушняком, видимо - следствия низовых пожаров. Пугающее зрелище, сродни стеклянноглазым зверушкам с сувенирных лотков, которых делают из настоящих белок и зайцев. Так мало земли на этих камнях, так плотно сомкнуты они, что всякий проросший стебель - это подвиг жаждущего жизни растения.

Иногда, нам попадались весьма обжитые стоянки. По построенным настилам, столам и др. можно догадаться, что место, как говорят, "наезженное". Кто-то регулярно выбирается сюда отдохнуть и считает место своим. Тем удивительней встречать кучи гниющего мусора, хозяйственно устроенные в укромных лощинах. В одной такой гавани крутился довольно увесистый кораблик. Почему не догадываются хозяева увозить на нём ненужное? Догадались, однако, сваливать это самое ненужное туда, где не видно.

Чем дальше в лес - тем больше дров, и, продолжая исследование, мы обнаружили ещё одно вопиющее по вредоносности явление. На реке такого уже не встретишь. Известно, что судоходные акватории в ключевых точках оформлены маяками. Маяк - сооружение совершенно особое, культовое, и на большой воде он, понятное дело, просто необходим. Один из таких маяков стоит в паре сотен метров от того самого места, где ныряет в озеро приозёрская сливная труба. Подножие его усыпано ровным слоем разлагающихся аккумуляторов. Почему их после замены не увозят на том же транспорте обратно? - тайна сия велика есть. Новые батареи подключаются, старые выворачиваются "за борт". Это при том, что подводящая дорога в отличном состоянии, с местом для остановки и маневра. Встреча с этим маяком была преддверием ещё трёх встреч уже на островах, что к северу от этого берега.

Маяк на о.Котатсаари - та же история. Рядом с двумя другими (мыс Куркиниеми и о.Юкансаари) - чистота. Однако с трудом можно предположить, что здесь мореход проявил заботу о родной стихии. Скорее всего, тут веселились по-особому. Оба маяка установлены на краю отвесных скал. Если на материке-то рабочие не утруждаются перегрузкой старых батарей в машину, то вряд ли они займутся этим на островном берегу. Представьте, какая забава швырнуть ящик в полцентнера с высоты пятиэтажного дома. Можно ли этого удальца образумить с помощью закона? Где ты, "моряк", в каком пароходстве ведёшь свою подрывную деятельность?

Без сомнения, самыми частыми гостями местных берегов являются рыбаки. Те, что из близлежащих селений (Приозерск, Сортавала, Лахденпохья). Многие из них живут рыбалкой. Это значит, они в полной мере пользуются тем, что даёт им озеро. А что взамен? Взял от руки дающей, а заодно и пальцы у неё обглодал.

Жизнь наша почему-то устроилась так, что там, где больше людей, там больше и разрушений. Бетонной плитой на плечи ложится знакомство с вышеуказанными городами (Приозёрск, Сортавала, Лахденпохья), по крайней мере, с их прибрежными местами. Приозерск: мусор, мусор, мусор. На берегу, в воде, на островах. Визитная карточка уездного города - берег у вокзала. Десять метров до железнодорожного полотна. Непроходимая зона ни по воде, ни посуху. Сортавала: залив, что ведёт в Ладогу, цветёт зелёным на несколько километров от города. Берег, что у моста через залив… ну, я вам скажу курортное местечко. Им бы пугать грешников в преисподней. "Только не босиком", - успели крикнуть нам бывалые моряки. Мы заканчивали поход.

Когда-то, если верить рассказам, был дивный городок. Так же, наверное, думала компания финнов, удручённо смотревшая с моста на этот крайний упадок. Ну и времена наступили! Ещё пятьдесят лет назад можно было засунуть голову в любой водоём и безбоязненно напиться. Мы смеялись над буржуями, которые покупают чистую воду в магазине… в канистрах. А теперь сами…

Поверь, читатель, краски не сгущены специально. Эти "чудеса" на самом деле есть. И до них не так далеко, как может показаться. Приозерск и иже с ним льют и вываливают день и ночь в ладожские воды не нектар. Нева, как известно, вытекает из озера, и как минимум пять миллионов питерцев напрямую зависят от чистоты Ладоги. Чем грязнее вода в озере, тем больше хлорки будет в "очищенной" водопроводной воде.

Конечно, эти берега полны красотой. И кто бы отправился туда, будь там только мусор. Но неразумный губит всё вокруг. И всякому беспределу всё же есть свой предел. Нельзя быть вечным потребителем: обглодал, бросил, перешёл на другое место, обглодал, бросил… Такой подход нужно менять, или очень скоро зелёное и чистое закончится. Чем тогда мы будем лечить свои стрессы?

В меру своих сил и возможностей мы наводили порядок в местах, где останавливались. Конечно, самым неистребимым мусором является пластмасса, а точнее пластиковые бутылки. Ни мороз, ни солнце, ни вода не берут их. Каждую нужно собственноручно взять и поднять. Мы набивали ими нос и корму байдарки, утешая себя тем, что это увеличивает плавучесть судна. Понятное дело, всё с собой не увезёшь, тем не менее, в Лахденпохье мы выгрузили в мусорный бак не меньше сотни бутылок. Объём бутылки сокращается на 80%, если её сплющить и закрутить пробку.

Митя вспомнил золотое детство, когда с братом и с родителями ходил по латышской Даугаве. Со стеклом они поступали так: целиком или кусками стеклянные бутылки-банки раскаляются в костре, а потом поливаются водой. От такого перепада температуры оно покрывается множеством трещин и с успехом крошится в консервной банке. Так упрямое стекло превращается в податливый и безопасный стеклянный песок.

На каждой стоянке, там и сям, мы крепили небольшую листовку, смысл которой в двух словах был следующим: убирай за собой, не вреди.

Наблюдения показывают, что загадочная русская душа стесняется делать правильные вещи. Как бы не подумали: "Какой-то он слишком правильный". Помните, у Гребенщикова: "… но в кодексе чести считалось существенным не приходить на урок…". Засмеют ведь и задразнят, если донесёшь до урны.

Времена, господа, стремительно меняются. То, что раньше свершалось в мире за 50 лет, сейчас проскакивает за месяц. Наше заскорузлое мышление катастрофически отстаёт от скорости развития событий. Такой разлад чреват серьёзной бедой. Главные продукты потребления человека на планете Земля это не бензин-колбаса-хлеб. Хорошо бы этот вопрос обдумать и понять: человеческая жизнь напрямую зависит от чистоты воды, воздуха, земли. Если закончатся эти три, то и жизнь наша на этом закончится.

Ладога - крупнейшее озеро Европе. Это пресная вода, это чистый воздух, это леса, это туризм и отдых. Кого ещё нужно убеждать в необходимости очищения и охраны таких природных территорий? Нельзя ли разрешить, наконец, эту проблему делом. Для примера можно обратиться к Байкальскому опыту. Те же проблемы: тысячи людей, тонны мусора. Но с помощью местных властей, активности российских и международных экоорганизаций удалось сдвинуть дело с мёртвой точки. Потрудиться на берегах Байкала приезжали люди из Европы и Америки, из дальних регионов России. Они убирали мусор, налаживали схемы его сортировки и утилизации. Понятное дело, главное слово за местными жителями и начальниками.

У новгородцев тоже есть опыт организации таких работ. Каждый год, вот уже 6 лет подряд школьники, студенты, любой, кто найдёт для себя возможным, участвуют в акции "Чистый берег". "Чистый берег" - это очистка берегов Волхова, малых рек, озера Ильмень от всевозможного мусора. Город и ряд частных фирм помогают в финансировании этих работ.

В 70-ти километрах от ладожских берегов стоит второй по размерам город России. Нынешний Питер претендует на роль интеллектуальной и культурной столицы России. Есть хороший повод подтвердить такой статус. Петербург, без сомнения, ещё и финансовая столица Северо-запада. Может ли город найти эти смехотворные деньги на организацию таких работ на ладожских берегах? Поддержать тех, кто уже готов действовать в этом направлении? Если это не муниципальные средства, то может быть, частный капитал тряхнёт стариной? Или ещё лучше - соединить усилия.

Необходимо так же что-то изменить на местном уровне в прибрежных городах. Почему зоны отдыха в таком заброшенном состоянии? Кто отвечает за это в администрациях Приозёрска, Сортавалы, Лахденпохьи и др.? На что надеяться? На инициативу. В десятках вузов, сотнях школ, гимназий и т.д. наверняка есть молодёжь, которая с радостью отзовётся на призыв и сможет помочь делу своими руками.

Китайская мудрость ободряет: даже очень далёкий путь начинается с первого шага.

А напоследок, дорогой читатель, ответ на вопрос "что делать?" Посмотри, как ты сам практически можешь влиять на ситуацию.

 
Up